Липецк
Информационный сайт Липецкой области
г. Липецк и Липецкая область
Справочник г. Липецка
Липецк
Область
Краеведение
Археология
 
 

   
 

Из истории археологических исследований Верхнего Дона

На территории Липецкой области насчитывается свыше 700 археологических памятников, история открытия и исследований которых охватывает довольно продолжительный отрезок времени. Она связана с развитием отечественной исторической науки и многими людьми, писавшими ее: Н.Н.Муравьевым-Карским, Л.Б.Вейнбергом, С.Н.Замятиным, В.П.Левенком, Л.М.Тарасовым и др.

Впервые люди обратили внимание на отдельные виды археологических памятников - городища, курганы - еще много веков назад. Эти загадочные сооружения постоянно будили интерес к прошлому, рождали легенды и предания. Хотя изучение памятников не велось, они имели практическое значение, служа ориентирами, позднее пограничными и межевыми знаками и поэтому часто упоминаются в различных документах.

В отказных книгах 1681 года при описании поместья Сычевых в Задонском уезде встречается название деревни "Оксюзово городище"1, местонахождение которой связано со старым городищем. Многочисленные городища перечисляются при описании территории, прилегающей к древнему Ельцу, в т. ч. большое городище на реке Пажень.

Земля курганных насыпей использовалась для выварки селитры. Известна даже грамота царя Михаила Федоровича (1625 г.) об уведомлении: сколько на Воронеже из курганов выварено селитры2.

Интерес к археологическим памятникам как объектам исследований возник в России в начале XVIII века. 13 февраля 1718 года Петром I был издан знаменитый указ о Кунсткамере, имеющий прямое отношение к археологическим находкам: "Ежели кто найдет в земле или воде какие старые вещи... и прочее... все, что зело старо и необыкновенно, - також бы приносили, за что будет довольна дача"3.

Победы русского оружия в начале XIX века пробудили чувство национальной гордости и, как следствие, интерес к отечественной истории. Именно в это время начинаются историко-археологические исследования Куликова поля землевладельцем Данковского уезда С.Д.Нечаевым - первым историком и археологом Куликова поля. По его инициативе на Красном холме в 1839 году был сооружен памятник в честь славной победы, а в селе Полибино, в одной из комнат дворца Нечаевых, организован музей истории битвы, в котором были собраны находки с Куликова поля.

Ряд мер, направленных на выявление и охрану археологических памятников, был принят правительством. 31 декабря 1826 года выходит циркуляр Министерства внутренних дел "О сохранении древностей и о воспрещении разрушать оные", который был разослан во все губернии4. 23 декабря 1843 года Министерство внутренних дел направляет предписание губернаторам: выявить места, "где находятся... каменные бабы на могилах или курганах, где оные поставлены..."5, а с целью их сохранения сделать распоряжения на местах "о совершенной неприкосновенности" этих памятников. Чиновники отнеслись к выявлению памятников без особого рвения. Лебедянский городничий, например, на запрос губернатора отвечал: "... в вверенном мне городе древностей таковых, чтобы находились на могилах или курганах каменные бабы, не имеется"7, хотя каменные изваяния существовали в районе устья реки Лебедянки и в селе Большое Попово бывшего Лебедянского уезда. О том сообщалось позднее членам Тамбовской ученой архивной комиссии А.Н.Нарцовым7. Впрочем, чиновники не изменились. И сейчас, спустя полторы сотни лет, продолжают составлять подобные отписки. На запрос в областной музей о замечательных (интересных) камнях на территории Липецкой области с целью выявления, а затем подготовки общесоюзного свода, была составлена подобная отписка.

Первые археологические исследования на территории современной Липецкой области начаты в 1860-е годы Н.Н.Муравьевым-Карским, который, находясь в отставке, последние годы жизни провел в селе Скорняково Задонского уезда.

Следует отметить, что Н.Н.Муравьев является не только видным общественным и политическим деятелем, выдающимся полководцем, но и одним из первых русских археологов.

После войны 1812 года по собственной инициативе он занимался изучением древностей на Кавказе. В 1819 году Н.Н.Муравьев выполнял опасную дипломатическую миссию в Хивинском ханстве и одновременно обследовал мертвые города среднеазиатских пустынь. На основе этих исследований ему удалось сделать рад ценных выводов по истории этого района и наметить основные направления в изучении древних культур Восточного Прикаспия, которым до настоящего времени следуют ученые8.

Неугомонный генерал даже в преклонном возрасте не оставлял своих научных изысканий.

Раскопки, проведенные в начале 1860-х годов Николаем Николаевичем в селе Скорняково, возможно, были начаты в соответствии с программой Императорской Археологической комиссии (Воронежским статистическим комитетом получена 27 апреля в 1863 году).

В окрестностях села Скорняково были раскопаны два кургана, и один у села Засосенка, неподалеку от устья реки Сосны.

Погребальные комплексы курганов относятся к эпохе бронзы и датируются серединой - третьей четвертью II тыс. до н. э.

Находки из погребений: глиняный сосуд, бронзовые ножи, каменные наконечники стрел, костяные поделки вместе с подробным описанием раскопок в 1886 году были переданы в открывшийся в Москве Исторический музей (1886 год) дочерью исследователя А.Н.Соколовой.

Это одно из первых поступлений, положивших начало формированию археологических коллекций известного музея. Материалы раскопок Н.Н.Муравьева-Карского представляют большую научную ценность. Они на протяжении ста лет экспонировались в археологическом отделе музея.

Коллекции исторического музея пополнялись и другими находками с территории Верхнего Дона, но, как правило, случайными.

Помещицей Гардениной в музей был передан скифский меч-акинак, найденный у деревни Сергиевка бывшего Задонского уезда в 1865 году9.

Каменные топоры, кремневый наконечник копья поступали из бывшего Елецкого и Раненбургского уездов10. Продолжается и целенаправленная работа по изучению археологических памятников. С 1862 года выявление и учет их ведется Губернскими статистическими комитетами, публиковавшими результаты своих работ в статистических сборниках. Работы эти проводились в соответствии с программой Императорской Археологической комиссии. Конечной целью было создание карты археологических памятников России11.

Подробные сведения об археологических открытиях были собраны от статистических комитетов уездов в 1873 году.

Позднее сбором информации об археологических памятниках и раскопками занимались учрежденные в 1884 году Ученые Архивные комиссии: Тамбовская, Орловская, Рязанская, а затем присоединились Воронежский, Орловский, Тамбовский церковно-археологические комитеты. Руководство всеми археологическими изысканиями в России осуществлялось созданной 15 февраля 1884 года Археологической комиссией12.

Результатом этих работ было составление первых археологических карт Воронежской, Тамбовской и других губерний13.

В 1888 году в Задонском уезде вновь начались археологические исследования: на этот раз большого курганного могильника площадью около 6 га у села Тюнино.

Работы велись по поручению Императорской Археологической комиссии членом Воронежской ученой архивной комиссии Л.Б.Вейнбергом. Им раскопано несколько курганных насыпей, давших погребения эпохи бронзы. Особый интерес представляло одно из захоронений могильника, аналогий которому на территории Верхнего Дона пока неизвестно. Покойник лежал на левом боку, головой на северо-запад на корытообразной каменной выкладке. В могильной яме оказалось несколько сосудов, также помещенных на каменные выкладки. У западной стенки ямы "находилось оригинальное сооружение из камней на глине в виде ниши или свода вышиною в аршин и шириною в 1 и 1/2 аршина, в которой на особой подстилке из больших известковых камней сложены были в два ряда передние ноги быка, а на них его голова"14.

Тогда же была обследована "Тюнина яма" - "искусственная" двухкамерная пещерка, в которой сделано немало любопытных находок: обломки каменных топоров, железное копье, тесак, обломки керамики.

В 1910 году исследования могильника продолжил В.Н.Глазов. Им было раскопано еще пять курганов. Анализ материалов этих раскопок, проведенный позднее известным археологом А.А.Иессоном, позволил открыть новую археологическую культуру эпохи бронзы в Подонье - абашевскую15, что послужило отправной точкой исследований, проводившихся в этом направлении Воронежским государственным университетом в 60-е годы нынешнего столетия под руководством А.Д.Пряхина.

Итог был подведен изданием работы П.Д.Либерова "Племена Среднего Дона в эпоху бронзы" (М., 1964) и монографии А.Д.Пряхина "Абашевская культура в Подонье" (Воронеж, 1971).

Значительная часть территории современной Липецкой области входила в состав Тамбовской губернии. Ее исследованиями занимались члены Тамбовской ученой архивной комиссии: Л.Б.Вейнберг, А.Н.Нарцов, И.И.Дубасов и др.

На территории Липецкого, Лебедянского, уездов ими проводились выявление, учет, исследования курганов, городищ, в том числе и Липецкого.

Липецкое городище упомянуто в "Проекте программы общих работ на областном археологическом съезде" в докладе председателя Тамбовской ученой архивной комиссии на заседании 12 ноября 1901 года.

Об исследованиях на городище и в Липецком уезде в целом А.Н.Нарцов рассказывал 16 сентября 1902 года на XII Всероссийском археологическом съезде и упоминал отдельные находки, сделанные здесь16.

31 января 1909 года в Липецке было создано "Петровское общество распространения научных и практических знаний"17. В § 3 устава общества определялись его задачи, в частности, говорилось о необходимости изучения местной истории путем "археологических и этнографических исследований (раскопки курганов и городищ), собирания вещественных памятников"18.

Создатель общества и Липецкого музея (1909 год) врач М.П.Трунов одновременно являлся археологом, действительным членом Воронежской ученой архивной комиссии и Воронежского церковного Историко-археологического комитета. Им проводились исследования курганов эпохи бронзы в Бобровском уезде Воронежской губернии в верховьях реки Икорца19; в Острогожском уезде близ Маяцкого городища.

В ответ на письмо М.П.Трунова о раскопках в Острогожском уезде член Петровского общества поэт и художник Владимир Илларионович Жуков отправляет ему шутливое послание:

Милейший правнук Гиппократа,

Переселяйся к нам в уезд!

Твоя ученая лопата

Разыщет много новых мест

Могильников и городищ,

Вонзаясь в землю, как ланцет,

Вонзается в созревший прыщ.20

(Напомним, что Трунов был врачом по специальности; как врач практиковал в Липецке и активно занимался изучением его древней истории). В стихотворении о Липецке В.И.Жуков, имея в виду М.П.Трунова, упоминает археолога, который, как он надеется, разыщет дворец императора Петра Великого.

Здесь был завод и был дворец

(О том гласят воспоминанья)

В нем были стулья, шкаф, ларец -

Петра искусное созданье

Он был, конечно, не велик:

Всего две комнаты да сени,

Но в Липецке пожар возник

И все погибло! Лишь ступени

Крыльца да каменный подвал

Остались целы. Но вандал

Липчанин не имел желанья

Возобновлять старинный дом

Подвал разрушился. Потом

Осталось лишь одно преданье

О месте, где стояло зданье:

Но есть у нас археолог:

Он производит изысканье.

Так может быть, поможет бог,

И мы разыщем наконец,

Петра Великого дворец.21

В фондах Липецкого музея, созданного членами Петровского общества, до сих пор хранятся археологические находки М.П.Трунова, например, каменный топор из села Романово Липецкого уезда, датируемый началом 2 тыс. до н. э.

В городе Лебедяни, а затем в Тамбове, Курске вплоть до 1960-х годов ведет работы по изучению историко-археологических памятников известный краевед П.Н.Черменский.

После Октябрьской революции археологические исследования края продолжены учрежденным 7 ноября 1919 года Липецким обществом изучения родного края, председателем которого остается М.П.Трунов.

13 марта 1921 года возникает Усманское общество изучения местного края, в котором работу по изучению и пропаганде археологических памятников возглавил Виктор Петрович Княжинский. Им проводились археологические исследования древнего городища "близ г. Усмани"22, была разработана специальная лекция "Курганы и городища, их значение в изучении археологии края".

Пропаганда археологических памятников и их охраны велась в периодической печати. В начале 20-х годов усиливается внимание к археологическим памятникам. В это трудное для страны время не угас интерес к археологии и истории. Страна не только заботилась об охране памятников, но и находила средства на проведение научно-исследовательской работы и археологических раскопок. Воронежский археолог С.Н. Замятнин (работающий в Воронежском музее) на страницах Воронежского историко-археологического вестника (Воронеж, 1921) поднимает вопрос о продолжении работ по созданию карты археологических памятников23. В 1926 году Липецким музеем продолжено изучение Липецкого городища. Активную работу по изучению и охране памятников археологии ведут Орловский губмузей и Елецкий пролетмузей.

Опираясь на доклад ВЦИК и СНК от 7.01.24 года24 и предложение Орловского губмузея, Елецкий уисполком при участии Елецкого музея рассылает письменные предписания волисполкомам, обязав их охранять известные уже памятники. Была предусмотрена также охрана вновь выявленных объектов25, чего до сих пор не сделано нами.

Летом 1924 года в деревне Гагарине Нижне-Студенецкой волости Липецкого уезда (север Задонского района) свершилось открытие, сделавшее маленькую деревушку всемирно известной. Крестьянин И.В.Антонов копал яму для сооружения подвала и наткнулся на крупные кости. Председатель сельского Совета С.И.Сушков запретил копать дальше, а посетивший место находки учитель из села Патриаршее Т.А.Владимиров сообщает о находке в Липецкий музей. М.П.Трунов, в то время директор Липецкого музея, смог правильно интерпретировать сделанные находки и оценить их значимость. Он сообщил в губмузей о том, что в Гагарине "были обнаружены черепные кости мамонта и около них костяное шило около 12 см длины. Ввиду того, что последний предмет указывает на присутствие человека в нашем крае в Ледниковый период, необходимо произвести тщательное обследование места находки и ... приступить к раскопкам...

В избежание попыток к самовольным раскопкам ... прошу губмузей сделать соответствующее распоряжение"26. Как следует из писем, Михаил Павлович хотел связаться по этому вопросу с Академией истории материальной культуры и собирался написать лично академику Н.Я.Марру, с которым вел переписку27.

М.П.Трунов первым вводит в научный оборот сведения о Гагаринской верхнепалеолитической стоянке. В первом номере "Известий Тамбовского общества изучения природы и культуры местного края" (Тамбов, 1925) появляется сообщение о том, что в селе Гагарине "обнаружена палеолитическая стоянка. Найдено большое количество костей мамонта, очаги, зола и костяные орудия... Это первая, несомненно, палеолитическая стоянка, обнаруженная на территории Тамбовской губернии"28.

В 1926 году в Гагарине побывал С.Н.Замятнин. В 1927 году он проводит раскопки стоянки, в процессе которых удалось проследить остатки долговременного жилища. Это первое открытое в СССР верхнепалеолитическое жилище на стоянке открытого типа. (Раньше были известны жилые комплексы в пещерах или под скальными навесами).

Открытие в селе Гагарине послужило толчком для поисков остатков жилых комплексов на других палеолитических стоянках, расположенных на равнинной местности.

Основные характеристики гагаринского жилища: "диаметр в среднем 5 м, площадь его достигала 20 м2. Основание было углублено на 0,4-0,5 м в землю29".

В процессе раскопок собрана большая коллекция каменных орудий труда и изделий из кости. Особого внимания заслуживает находка шести женских статуэток из бивня мамонта, изображающих женщину-мать, главу и продолжительницу рода, обожествляемую нашими далекими предками.

Впервые в СССР в Гагарине была найдена целая серия верхнепалеолитических статуэток - случай редчайший. До этого были известны только две единичные находки.

Находки в селе Гагарино получили мировую известность. Изображение гагаринских "венер" как образцов палеолитического искусства, помещены на страницах многих изданий по истории, археологии, истории возникновения искусства.

В 1929 году С.Н.Замятнин возглавил экспедицию Музея антропологии и этнографии, работавшую на территории Верхнего Дона. Были продолжены исследования Гагаринской стоянки, велись раскопки курганов у села Донское (на Лубенском поле) (1-й курган) и Патриаршее (2-й курган). В них оказались погребения эпохи бронзы абашевской и срубной культур.

Два кургана раскопано у села Засосенка (Мазанки) в устье реки Сосны.

Особенно интересен курган № 2, где обнаружено "погребение в вытянутом положении на спине, без вещей, с одним глиняным сосудом раннего скифского типа"30.

Это самое северное из известных до настоящего времени скифских погребений. Находки в последние годы многочисленных памятников скифской культуры на территории Верхнего Дона (городища, поселения, отдельные находки мечей и кинжалов) позволяют пересмотреть вопрос о северной границе расселения скифских племен в районе лесостепи.

Работы С.Н.Замятнина значительно расширили знания о древних культурах нашего интересного в археологическом плане района.

Изучение края продолжается сотрудниками Липецкого музея. В 1926-1927 годах после проведения новых исследований на Липецком городище этот памятник был поставлен под государственную охрану как историко-археологический.

В тридцатые годы раскопки на Верхнем Дону прекратились, затем война надолго лишила возможности заниматься археологическими исследованиями. На многих памятниках она оставила свои отметины - в виде окопов, траншей, которыми покрыты курганы и древние городища. В послевоенное время работы были возобновлены.

Воронежский археолог А.Н.Москаленко проводит археологические разведки в нижнем течении реки Воронеж (начиная от города Липецка) в 1948-1950 годах и выявляет здесь несколько памятников эпохи бронзы.

Ею же обследованы отдельные участки реки Дон, а в конце 50-х - начале 60-х годов - рек Быстрая Сосна, Воргол. В 1953 году лебедянские краеведы под руководством археолога-любителя В.Синельникова производили раскопки четырех курганов эпохи бронзы срубной культуры у сел Волотово и Большое Попово.

Однако работы проведены на невысоком уровне, а материалы, поступившие в Липецкий и Лебедянский музеи, оказались частично депаспортированы.

Систематические, планомерные археологические исследования памятников Верхнего Дона начались в 1959 году, когда по инициативе Липецкого областного музея был создан Верхне-Донской археологический отряд, преобразованный в 1962 году в Верхне-Донскую археологическую экспедицию31, руководил которой сотрудник Ленинградского отделения Института археологии Академии Наук СССР Левенок В.П. Работы Верхне-Донского отряда начались разведками 1959 года, в процессе которых было открыто свыше 100 археологических памятников разных эпох.

Впервые на территории Липецкой области была открыта стоянка эпохи мезолита XII-VII тыс. до н. э., занимающая боровую террасу левого берега реки Воронеж у села Горица Добровского района. Позднее (1962 г.) в аналогичных условиях был открыт второй мезолитический памятник на правом берегу реки Матыра у поселка Зимник Грязинского района и третий - у села Сселки Липецкого района32.

Было выявлено несколько поселений эпохи неолита (IV-III тыс. до н. э.), в том числе известная Долговская стоянка (п.10, Данковский район). Основная масса открытых памятников датировалась 2 тыс. до н. э. - эпохой бронзы, когда край был довольно густо заселен. В процессе разведок 1959-1962 годов удалось выявить несколько памятников раннего железного века.

Среди них сарматский курганный могильник II-III вв. н. э. у села Ново-Никольское Данковского района, Гудовское городище и городище в селе Конь-Колодезь, населенные в V-III вв. до н. э. скифоидными племенами. Впервые на территории Липецкой области были выявлены памятники городецкой культуры (V в. до н. э. - II в. н. э.), оставленные финно-уграми33.

Обследовано несколько славянских памятников, относящихся преимущественно к XII-XIII векам.

В сезон 1960 и 1962 годов проводились раскопки Долговской неолитической стоянки, представляющей большой научный интерес. Благодаря ряду особенностей грунта здесь сохранились органические остатки, и в первую очередь костный материал и костяные орудия; хорошо прослеживалась стратиграфия поселения.

Стоянка стала опорным пунктом в изучении лесного ямочно-гребенчатого неолита Верхнего Дона. Здесь было сделано множество интересных находок: целые формы четко стратифицированной керамики, кремневые орудия: наконечники копий, дротиков, стрел, ножи, скребки, проколки; масса орудий из кости: гарпунов, наконечников рогатин, кинжалов, стрел, украшений и амулетов.

Наибольший интерес представляют лопатка-копалка и роговые мотыги, говорящие о наличии зачатков земледелия; выпрямитель древков ("жезл") с резным геометрическим орнаментом34.

В этом же году раскопки поселения эпохи бронзы "Сокольское" проводятся у села Сселки, исследуется городище бывшего города Сокольска - крепости Белгородской засечной черты.

Производится шурфовка Липецкого городища, позволившая впервые четко представить всю историю этого многослойного памятника. Здесь были найдены остатки материальной культуры эпохи бронзы, раннего железного века, когда собственно и возникло городище как укрепленный пункт. Особенно интересны материалы, связанные с заселением городища славянами в IX-X и XII-XIII веках. Было также установлено, что, начиная с XVI века, жизнь на городище не прекращалась до настоящего времени, и оно является, таким образом, древнейшим центром города Липецка35.

Новые исследования, проводившиеся в последующие годы, еще раз подтвердили историческую ценность этого памятника, и вершину его увенчала скромная мраморная плита, надпись на которой гласит, что памятник археологии - Липецкое городище - находится под охраной государства.

В 1960 году Верхне-Донской экспедицией было открыто славянское городище IX-X веков роменско-боршевской культуры в селе Нижний Воргол Елецкого района. На городище хорошо сохранились мощные укрепления в виде вала и рва, а также непотревоженный культурный слой.

В Данковском районе с помощью краеведов велась шурфовка городища Старого Данкова у села Стрешнево. В последующие годы данковские краеведы принимали участие в исследованиях городища раннего железного века у села Перехваль (1965 год) и Ново-Никольского могильника (1962-1963 годы). Наиболее интересным оказалось погребение № 7 Ново-Никольского могильника с "богатым" набором погребального инвентаря: украшения, кинжал и несколько трехлопастных наконечников стрел36. Материалы могильника позволяют судить не только о далеких торговых связях с Прибалтикой, Кавказом, Римом, возможно Египтом, но и о сложившейся имущественной дифференциации.

С 1960 года в составе Верхне-Донской экспедиции начинает работать отдельный палеолитический отряд, возглавляемый ленинградским археологом Л.М.Тарасовым, который проводил разведку памятников эпохи палеолита, продолжал исследования Гагаринской стоянки. Отряд, преобразованный в отдельную экспедицию, продолжал работы до конца 60-х годов. Результатом работ явилась монография Л.М.Тарасова "Гагаринская стоянка и ее место в палеолите Европы" (Л., 1979).

Раскопками Тарасова выявлен ряд конструктивных особенностей гагаринского жилища, в том числе конструкции опор каркаса и две небольшие пристройки. Все это позволило провести реконструкцию жилища. Значительно пополнилась коллекция орудий труда.

Коллекция находок из камня в настоящее время составляет свыше 11 тысяч единиц, из них около 4,5 тысяч - орудия труда. Имеются 506 экземпляров кости и бивня мамонта со следами обработки. Из них 180 единиц составляют орудия труда, украшения и различные поделки. Количество скульптурных изображений из бивня мамонта увеличилось до 1437.

Среди новых находок особого внимания заслуживает статуэтка в виде двух фигурок, соединенных головами (аналогия - двойное погребение на стоянке Сунгирь).

Уникальным является изображение женской фигуры, обнаруженное в 1962 году. Статуэтка отличается реализмом исполнения, крупными размерами: 12,7 х 3,7. Фигура изображена в движении, что ставит ее в ряд уникальных произведений искусства.

Гагаринская стоянка является одним из опорных памятников в разработке вопросов периодизации и локальных различий позднего палеолита Европы.

В процессе исследований здесь получены материалы, позволяющие представить быт, хозяйственную деятельность и духовный мир ее обитателей. Стоянка в селе Гагарине - единственный памятник верхнего палеолита на территории Липецкой области.

Деятельность Верхне-Донской археологической экспедиции, начиная с 1964 года, связана в основном с ведением охранных раскопок в долине реки Матыры подлежащих затоплению памятников.

Особенно активно исследования велись в 1967-1968 годах, когда работы финансировал НЛМК. Только в 1968 году было выделено 30 тысяч рублей. В экспедиции в этом году работало около 200 человек. В течение пяти лет было изучено несколько памятников эпохи неолита, материалы которых вместе с материалами Долговской стоянки легли в основу кандидатской диссертации В.П.Левенка на тему: "Неолит Верхнего Дона и его место среди культур лесостепной зоны Европейской части СССР", защищенной 22 мая 1970 года.

Наиболее интересные неолитические памятники поймы Матыры: "Ярлуковская протока", "Рыбное озеро-1", "Рыбное озеро-2", "За огородами". Это многослойные памятники с древнейшей накольчатой, ямочно-гребенчатой и поздненеолитической синкретической керамикой, названной исследователем "Рыбноозерской". Изучение этих стоянок позволило проследить последовательную смену культур в эпоху неолита в зоне лесостепи, где граничат культуры лесного (ямочно-гребенчатого) неолита и степного неолита с накольчатой керамикой.

В районе затопления - к западу от села Ярлуково - раскапывались несколько интересных многослойных памятников: "Ярлуковская протока-1" с материалами эпохи неолита, бронзы (абашевской и срубной культур), раннего железного века (городецкой культуры); в 100 м восточнее поселения (п. 360), где обнаружена керамика эпохи бронзы и ранняя славянская, керамика типа "Корчак", датируемая VII веком н. э.

Здесь же, в районе Ярлуковской протоки, в урочище "Перемоище", что находится меж селами Ярлуково и Казинка, проводились раскопки славянского поселения "городского типа" XI-XIII веков с остатками жилищ, металлургического и металлообрабатывающего производства, еще раз напоминающими нам, что район современного города Липецка - древнейший металлургический центр России.

В работе новостроечной экспедиции под руководством В.П.Левенка участвуют московские археологи Б.Г.Тихонов, Э.А.Юркевич, Р.Ф.Воронина. Постоянное участие в раскопках принимали сотрудники Липецкого музея Н.Н.Федосеева, Н.А.Чабан.

Кроме работ в пойме Матыры, ежегодно проводились археологические разведки. Общее число открытых памятников достигло к 1968 году 368. Помимо работ на Матыре, на реке Воронеж в 1967-1968 годах раскапывался неолитический памятник у села Савицкое Усманского района и многослойные поселения с энеолитическими материалами среднестоговской культуры в урочищах Большой и Малый Липяг (у села Крутогорье Липецкого района).

В 1968 году закончила свою работу экспедиция под руководством сотрудника Ленинградского отделения Института археологии Академии Наук СССР В.П.Левенка, за девять лет проделавшая большую работу по изучению археологических памятников Верхнего Дона. В благодарность за проведение исследовательской работы, помощь в создании археологических экспозиций музеев области В.П.Левенку в 1968 году было присвоено звание почетного гражданина города Липецка. С 26 октября 1960 года он является почетным членом Данковского краеведческого общества38.

Параллельно с Верхне-Донской экспедицией и экспедицией по изучению памятников эпохи палеолита на территории области велись исследования Воронежским государственным университетом.

В 1964 году обследовал открытый местными жителями памятник эпохи неолита в устье реки Олым А.Т.Синюк.

В 1961, 1964, 1980 годах А.Д.Пряхиным велись раскопки Воргольского городища - многослойного памятника со слоями роменско-боршевской культуры (IX-X веков). Здесь, наряду с хозяйственными комплексами, было раскопано славянское языческое святилище, занимавшее часть мыса на краю городища.

Святилище представляло собой утрамбованную площадку, окруженную несколькими костровыми ямами. В центре площадки прослежена ямка, вероятно, от стоявшего здесь деревянного идола и остатки жертвоприношений. До настоящего времени Воргольское городище - единственный в области хорошо изученный славянский памятник IX-X веков.

Разведки памятников по реке Воронеж ниже города Липецка проводились в 1973 году сотрудником Воронежского государственного университета А.3.Винниковым: было открыто несколько памятников эпохи бронзы, раннего железного века и славянских. Велись работы на Романовском городище.

Несколькими отрядами ВГУ проводились разведки памятников эпохи бронзы на реке Снове в 1964, 1968, 1976 годах. Здесь был обнаружен "... сгусток поселений, расположенных, в основном, в низовье реки Сновы. Это один из самых значительных комплексов катакомбных поселений из известных вообще"39.

В 1974 году А.Т.Синюком был раскопан курган у села Введенка Хлевенского района с семью погребениями эпохи бронзы и раннего железного века40.

В 1980 году А.П.Медведев продолжил начатые В.П.Левенком и Р.Ф.Ворониной раскопки Ново-Никольского курганного могильника. Раскопано 23 кургана41.

Раскопки кургана у села Балынковка и городища в селе Конь-Колодезь проводились Липецким государственным пединститутом под руководством К.И.Карепанова в 1979 и 1981 годах.

Верхне-Донская экспедиция Института археологии Академии Наук СССР и Липецкого краеведческого музея, начиная с 1969 года, занимается исследованием открытых В.П. Левенком славянских памятников на реках Дон, Сосна, Воронеж, Матыра; это поселения XII-XIV веков у сел Казинка, Каменное Грязинского района, многослойные памятники у села Яблоново Краснинского района, Липецкое и Романовское городища Липецкого района42.

В Елецком районе охранные раскопки проводились на городище раннего железного века городецкой культуры на реке Воргол у села Дерновка, в городе Ельце.

Изучение археологических памятников в 1982, 1983, 1985, 1987 годах проводилось отдельным отрядом Липецкого краеведческого музея.

Хочется обратить внимание на то, что, помимо экспедиций официальных учреждений, изучением археологических памятников, занимались краеведы. Они открывали не только отдельные памятники, занимались сбором подъемного материала, но и организовывали и финансировали целые экспедиции, проводившие разведки и раскопки.

В результате многолетних археологических исследований на территории области накоплен богатый теоретический материал по древней истории Подонья.

Сформировались крупные археологические коллекции в Липецком областном краеведческом музее и его филиалах.

Комплектуется научный архив музея. Перестала быть белым пятном древняя история Верхнего Дона.

СНОСКИ:

1 Вейнберг Л.Б. Материалы по истории Воронежской и соседских губерний. Вып. XV. Воронеж. 1889. С.1776-1777.

2 Древние грамоты и др. письменные памятники, касающиеся Воронежской губернии и частью Азова. Кн. 1. Воронеж. 1851. С.127-128.

3 ПСЗ. СПб. 1830. Т.5. С. 542. № 3059.

4 ГАТО. Ф.4. Оп.1. Д.1198. Л.2об.

5 ГАТО. Ф.4. Оп.1. Д.1198. Л.2-2об.

6 ГАТО. Ф.4. Оп.1. Д.1198. Л.9

7 Справочник-календарь Тамбовской губернии за 1903 г. С.II; ИТУАК. Вып.26. Тамбов. 1890. С.40

8 Формозов А.А. Страницы русской археологии. М. 1986. С.56-58

9 Государственный Исторический музей. № 23751. Сп.695

10 Государственный Исторический музей. № 23751. Сп.695

11 Советская археология. 1981. №4. С.301

12 Там же. С.299-307

13 Нарцов А.Н. Историко-археологическая карта Тамбовской губернии. Тамбов. 1903

14 Раскопки А. Б. Вейнберга близ г. Задонска. ЗРАО 1896. С.188

15 Раскопки Глазова у с. Тюнино в 1910 г. ПИДО. 1934. С.98

16 XII Всероссийский археологический съезд. Доклад председателя ученой архивной комиссии А.Н. Нарцова на заседании комиссии 16 сентября 1902 года. Тамбов. 1902

17 ГАТО. Ф.25. Оп.1. Д.160. Л.6

18 ГАТО. Ф.25. Оп.1. Д.160. Л.3-3об.

19 Замятнин С.Н. Очерк по доистории Воронежского края. Каменный и бронзовый век Воронежской губернии. Воронеж. 1922

20 Жуков В.И. Стихотворения. Липецк. 1912. С.188-189

21 Там же. С. 154-161

22 ГАТО. Ф.Р.1404. Оп.1. Д.60, ЛЛ. 61-61об.

23 XII Всероссийский археологический съезд. Доклад председателя ученой архивной комиссии А. Н. Нарцова на заседании комиссии 16 сентября 1902 года. Тамбов. 1902.

24 ГАТО. Ф.1404. Оп.1. Д.1613. Л.139об.

25 ГАЛО. Ф.149. Оп.1. Д.547. Л.91,97

26 ГАТО. Ф.1404. Оп.1. Д.114. Л.62-62об.

27 ГАТО, Ф. 1404, Оп. 1, Д.114. Л.63-63об.

28 Известия Тамбовского общества изучения природы и культуры местного края. №1. Тамбов. 1925. С.62

29 Тарасов Л.М. Гагаринская стоянка и ее место в палеолите Европы. Л. 1979

30 Замятнин С.Н. Скифский могильник. Частые курганы под Воронежем. // СА. VIII. М.-Л. 1946. С.49

31 Утверждена приказом по ЛОИА Б.Б. Пиотровского 11 июля 1962 года № 53, § 4

32 Архив ИА АН СССР. Р.1. 1898. Р.1. 2552

33 Левенок В.П., Миронов В.Г. К вопросу о новом районе городецкой культуры на Дону // СА. 1976. №2. С.15-32

34 Архив ИА АН СССР. Р.1. 2225

35 Архив ИА АН СССР. Р.1. 2225

36 Архив ИА АН СССР. Р.1. 2552. Р.1. 2812

37 Тарасов Л.М. Гагаринская стоянка и ее место в палеолите Европы. Л. 1979

38 ГАЛО. Ф.1519. Оп.1. Д.97. Л.78

39 Екимов Ю.Г. Поселение эпохи бронзы в бассейне реки Сновы в Липецкой области. Археология Восточно-Европейской лесостепи. ВГУ. 1979. С.113

40 Синюк А.Т. Курган у села Введенка на Дону // СА. 1976. №1. С.159-179

41 Медведев А.П. Исследование сарматских памятников в лесостепном Подонье - АО. 1980. С.66-67

42 Архив ИА АН СССР. Р.1. 4262, Р.1. 6790, Р.1. 7987

А.Ю.Клоков

г. Липецк